Шейх мученик Фадлулла Нури. Любовь и смерть

В одном из домов Тегерана жил шейх с белой чалмой на голове и черной родинкой на левой щеке.

В одном из домов Тегерана жил шейх с белой чалмой на голове и черной родинкой на левой щеке.

Приближалось время утренней молитвы, и шейх как обычно направлялся в мечеть. Шейх медленной походкой шагал по улицам и отвечал на приветствия людей. Издалека,  некий мужчина прибежал к нему и сказал: ас саламу алейкум шейх!
Шейх ответил на его приветствие.
По всему городу поднялся шум.  Людей охватило волнение,  они протестуют. Люди недовольны казнью Хашима Генди. Каково ваше мнение шейх? Все ждут вашего мнения?  Вы поддержите или….


Но Шейх не обращая никакого внимания на слова мужчины держал путь в мечеть.
Это был Шейх Фадлулла Нури. Великий исламский ученый и муджтехид.

Коротко о Шейхе Фадлулла Нури.
Фадлулла родился  1843 году в деревне Нур  (Мазандаран) в семье религиозного ученого Молла Аббаса Нури. Фадлулла получив начальное образование в Мазандаране и Тегеране, для завершения религиозного образования направляется в священный город Неджеф. В священном Наджафе, радом с пречистой могилой его светлости Имама Али (мир ему!) посещает уроки таких великих ученых как Мирза Хабибулла Рашти и Шейх Ради (да будет доволен ими Аллах!). И спустя определенное время принимает участия на уроках великого Мирза Ширази. И настолько влюбляется в знания и искренность своего учителя, что когда Мирза Ширази переселяется в Самерру, Фадлулла покидает неджефскую семинарию и направляется в след за учителем. Посещение уроков Шейха Ради и Хабибулла Рашти в течении 8 лет, и постоянное участие на уроках великого Мирзы Ширази, сделали Фадлуллу избранным муджтахидом и фагихом (исламским законоведом). Он унаследовал знания исламского права от Хабибуллы Рашти, политику и искусство управления у великого Мирзы Ширази.
Примерно за 21 год до известных событий, называемых «машруте», т.е. в 1886 году Фадлулла возвращается в Иран. Политическая и общественная ситуация вынуждает Мирзу Ширази направить своего ученика в Тегеран, следить за политической и общественной ситуацией и принимать участие в общественной жизни страны, взяв на себя управление обществом.   И с тех пор аятулла Фадлулла Нури жил в Тегеране.
Кроме того, что Фадлулла Нури следил за политической и общественной ситуацией, он также руководил общественной молитвой и занимался преподавательской деятельностью.  Выдающиеся знания этого ученого в области фигха и усула, и знание общества притягивало студентов религиозных школ и даже некоторых муджтахидов к его персоне. Его уроки пользовались огромным успехом.  Научное превосходство шейха Фадлуллы признавали как друзья, так и враги. Ученые того времени отмечали его превосходные знания исламского права. Но Фадлулла обладал знаниями не только в области исламских наук, он также обладал хорошими знаниями в естественных науках. Он был знатоком своего времени и своего общества. Он считал очень важным для духовенства знание своего времени. Однажды в доме господина Табатабаи ему сказали: ученый, отставший на 300 лет от нашего времени не представляет никакой ценности.
Шейх на что ответил: ты очень далеко ушел! Ученый, отставший на 30 лет от нашего времени уже не представляет никакой ценности.
После смерти аятуллы Мирза Аштйани, Фадлулла стал первым муджтахидом в Тегеране.
Шейх Фадлулла, несмотря на активную политическую и социальную деятельность, оставил после себя ряд ценных трудов в области фигха, усула и других областях.
Шейх Фадлулла также принимал самое активное участие в табачной революции. Находясь в Тегеране, он как представитель своего великого учителя Мирзы Ширази поднял восстание и руководил им до победы революции.
Он также принял участие в «парламентской революции» («машруте», революционеры требовали создания парламента и принятия конституции). Когда революционеры отошли от первоначального курса начатого духовенством он восстал против них и начал новую революцию. Он требовал легитимности парламента и конституции с точки зрения Шариата. И эта революция была названа «машруте машру’е» (легитимность с точки зрения Шариата).
Общественная и религиозная жизнь,  и политическая борьба этого человека представляет для нынешнего и будущего поколений мусульман огромную ценность. Ибо история – это учитель, который наделяет надеждой будущие поколения и вдохновляет людей на подвиги. И те, кто забывает свою историю, не имеет будущего. Враги свободы и человечества, чтобы уничтожить или поработить какой либо народ старались отнять у них историю. Например, в Азербайджане, с начало отняли у народа арабский алфавит и приучили к кириллице, а потом и его отняли. И теперь нынешние поколения, которые не умеют читать на арабском, не могут ознакомиться с собственной историей. А те учебники по истории, которые пишутся для учебных заведений, сфабрикованы по желанию сионистских покровителей. В итоге, народ который имеет величайшую и могущественную историю борьбы за свободу, религию и Ахл аль-Бейт (мир им!), порабощен и в этом народе воспитывается ненависть к религии и Ахл аль-Бейту (мир им!). Разрушения мечетей ясный тому пример. А богатство этого народа растаскивается могущественными  странами и власть имущими, в то время как сам народ живет в нищете. И все это итог неосведомленности о собственной истории.
Уроки, которые преподали нам наши великие предшественники, должны быть усвоены и переданы в будущие поколения, как самое драгоценное, что у нас есть. У меня особое отношение к этому ученному, каждый раз проходя мимо его могилы, который находится в священном Куме в храме ее светлости Фатимы Масумы, сестры имама Риды (мир им!), меня охватывает особое чувство. И каждый раз я жалею о том, что у русскоязычных мусульман нет возможности, ознакомится с любовью, подвигом и мученичеством этого человека. Именно это побудило меня задуматься о том, чтобы написать небольшую статью об этом искреннем и пожертвовавшем собой ученом. Любовь этого великого ученого к Исламу, законам Аллаха и свободе и ненависть к западной культуре, рабству, зависимости и угнетателям это уроки, в которых так нуждается современное исламское общество.

Парламентская революция (машруте).
Чтобы составить более полную картину об этом ученом необходимо ознакомиться с так называемой революцией «машруте». Машруте можно перевести как государство, имеющее свой парламент и конституцию. По сути дела это ограничение власти монарха.
В то время Иран утопал в объятиях России и Великобритании. После смерти Наср ад-Дина Шаха к власти пришел его сын шах Музаффар ад-Дин. Придя к власти Муззафар ад-Дин убрал с поста садр а’зам (премьер министр) Амин Солтана и назначил на его место Амин ад-Довла. Позже шах Музаффар ад-Дин захотел получить у России крупный кредит. Но Амин ад-Довла не смог получить кредит у России, и шах устранил его и назначил на его место Амин Солтана. Амин Солтан смог получить у России два крупных кредита. Россия в обмен на кредиты выставила ряд требований, одним из которых было назначение поляка по имени Ноус руководителем иранской таможни.  Экономика страны была в плачевном состоянии. Начался кризис в результате которого Амин Солтан, который в то время достиг высшего звания а именно «Атабек», подал в отставку. Шах на место Амин Солтана выбрал Айн ад-Довла.
Поляк Ноус, который по желанию России руководил иранской таможней, надел одежду шиитского духовного лица. Фотографии поляка в одежде шиитского духовного лица обошли страну. Этот шаг был воспринят народом и духовенством как оскорбление. И духовенство собралось в мавзолее Абдул Азима (мир ему!) в городе Рей. В результате подобного оскорбительного шага со стороны поляка, были закрыты рынки и люди собрались вокруг духовенства. Это послужило поводом для различных слоев населения, которые тем или иным образом были недовольны властями, выступить против властей. Кроме «людей рынка» к революционерам присоединились интеллигенция и люди искусства. Каждый преследовал свою цель.  Другой не менее важной причиной начала революции было то, что в декабре  1905 года цена на сахар повысилась, и Айн ад-Довла казнил Хашима Генди и еще несколько человек за повышение цены на сахар.
Шиитское духовенство под руководством аятуллы Бахбахаи и аятуллы Табатабаи собралось в храме Абдул Азима (да будет доволен им Аллах!), и это собрание было названо маленьким переселением (хиджрат сугра). Именно здесь впервые были произнесены речи против властей.
Народ требовал скорейшего возвращения духовенства, которое условием своего возвращения называло установление законов шариата, расследование и справедливый суд над виновниками, и отстранение поляка Ноуса и Айн ад-Довла от занимаемых ими должностей. И под давлением  народа власти были вынуждены принять их условия. Но невыполнение обещаний данных властями послужило причиной того, что народ еще с большим недовольством набросилась на власть. Айн ад-Довла, который был категорически против условий выставленных революционерами, начал ссылки и аресты лидеров революции. В ходе протестов один из студентов духовной семинарии по имени сейид Абдул Хамид пал мучеником. Люди вместе с телом сейида направились в мечеть «Джаме». Аятулла Бахбахаи и аятулла Табатабаи которые, руководили протестующими прекрасно знали, что Шейх Фадлулла обладает огромным влиянием в данной мечети. Они призвали Шейха присоединиться к ним и Шейх согласился.  В мечети солдаты шаха открыли огонь по протестантам, в результате чего духовенство совершило свое второе переселение в священный город Кум, которое было названо большим переселением (хиджрат кубра). Шейха Фадлулла также переселился в священный город Кум.  Многие из народа, в том числе и интеллигенция, боясь за свою жизнь нашли убежище в посольстве Великобритании. Именно в посольстве Великобритании впервые появилось идея «машруте» (создание национального собрания и принятие конституции).  До этого протестанты требовали только установления законов шариата, наказания виновных и отстранения от занимаемых должностей Айн ад-Довла и поляка Ноуса. Но возвращаясь с посольства Великобритании люди, уже требовали создания национального собрания (парламент) и принятия Конституции, по образу конституций западных стран. Теперь революция усилиями посольства Великобритании и интеллигенции приобрела западный оттенок.  Великобритания видела свою выгоду в ослаблении власти Гачаров, которые сотрудничали с российскими властями. Выходя из посольства, люди выкрикивали «мы хотим машруте». Хотя многие из них даже не знали что такое машруте, некоторые даже не правильно произносили слово «машруте». Муртаза Мутаххари пишет, что некоторые думали что «машруте» это имя женщины, которая должна придти и стать королевой.
Шах под давлением согласился устранить Айн ад-Довла и создать парламент. Шах дал указ организовать выборы в парламент. Духовенство вернулось из священного Кума. И была начата работа по созданию «собрания исламского совета». Находящиеся в посольстве Великобритании не согласились и требовали создания «собрания национального совета», а не исламского.  В итоге был создан «собрание национального совета» которое, воспользовавшись конституциями Польши и Франции, приняло Конституцию Ирана.
Шейх Фадлулла не присоединялся к революционерам до второго переселения (хиджрат кубра). А когда появилась идея «машруте» (создание парламента), Шейх поддержал эту идею и неоднократно говорил об этом.
После победы революции, когда шах Музаффар ад-Дин согласился создать национальное собрание, революционеры разделились на 3 части. Первая группа была из числа людей жаждущих власти и они требовали свержения шаха. Их возглавлял Мухаммад Али Шах. Вторая группа состояла из интеллигенции и людей искусства, они требовали установления демократии и секуляризованного общества. Третью группу составляло духовенство. Во всей этой шумихе и неразберихе они только преследовали цель сохранения Ислама и установления законов шариата. Поэтому духовенство почувствовало себя преданным, когда было создано «собрание национального совета». Революция, которая началась усилиями духовенства под лозунгами справедливости и шариата, закончилась в пользу Великобритании и западных стран.
Выяснилась истинная цель революционеров «машруте», к тому же газеты страны начали нападения на исламские и шиитские святыни. Особенно в отношении Имама Хусейна (мир ему!). Духовенство под руководством Шейха Фадлуллы было недовольно принятыми законами и восстала против «машруте» под лозунгом легитимности парламента с точки зрения Шариата («машруте машру’е»). Аятулла Фадлулла обосновался в мавзолее Абдул Азима (да будет доволен им Аллах!) и произносил речи против «машруте». Это было новой стадией в революции, и была названа «машру’е» (легитимность, с точки зрения Шариата). К этому времени шах Музаффар ад-Дин умер от болезни и его место занял Мухаммад Али Шах.
Революция руководимая духовенством набирала силу. В Тебризе и других городах народ восстал и требовал от Мухаммад Али Шаха скорейшего внесения изменений в Конституцию. Махаммад Али Шах дал указ внести изменения в Конституцию и данное действие, по требованию Шейха Фадлуллы осуществлялось под наблюдение пяти муджтахидов.
Но Мухаммад Али Шах искал повода для уничтожения революционеров, требующих шариата. Мухаммад Али находил помощь и покровительство в российских властях. Этим поводом было убийство Амин Солтан Атабека и нападение на коляску шаха (кто-то бросил в него гранату) которая, по мнению историков была инициировано самим шахом. Получив таким образом, прекрасный повод шах дал указ напасть на национальное собрание. Казаки под предводительством Льяхова открыли огонь по национальному собранию. Аятулла Бахбахаи и аятулла Табатабаи подверглись ссылке. Некоторые из революционеров были убиты, а некоторые бежали. Шейх Фадлулла в собственном доме Taking ожидал своей участи. К этому времени не было даже слуха о революции, парламенте и Конституции. Очаги сопротивления повсюду были потушены, только Тебриз пока еще не успокаивался. Мухаммад Али Шах направил силы в сторону Тебриза, но Тебриз был неукротим.
Ученые из Неджефа издали фетву в защиту парламента и против шаха. Охваченные религиозными чувствами вслед за Тебризом восстали и другие города. Тегеран был покорен революционерами. Мухаммад Али Шах нашел убежище в российском посольстве. На место шаха пришел его 12 летний сын, Ахмад Шах. С этого момента начался закат революции «машру’е». Поражение революции началось на следующий день победы. Те, кто пришли к власти ничего не хотели менять в стране. Власть в стране была поделена сторонниками России и Великобритании. Работа национального совета восстановлена. Обстоятельства в стране и мире, начало первой мировой войны, присутствие русских на севере Ирана и англичан на юге, которые вмешивались во внутренние дела страны, приход к власти противников Ислама и «машру’е», таких как Айн ад-Довла и др. составляли всего лишь часть причин ослабления революционеров «машру’е».
Сторонники запада требовали наказания противников национального совета и Конституции.  И, по логике победителей ожидалось наказание Шейха. Айн ад-Довла, который годами противостоял народу, принял новый облик и стал частью новой власти. А Шейха было решено казнить.

Казнь
Многие из тех, кто симпатизировали Шейху предвидя казнь, предлагали ему убежище. Наблюдая за замыслами сторонников национального совета и англичан, и заблуждением революции начатой духовенством с праведными целями, почувствовали опасность для жизни Шейха. Поэтому предлагали ему разные пути выхода, вроде бегства в другие города, признания легитимности  национального совета, или обращение в посольства иностранных стран.
Один из симпатизирующих Шейху говорит: я наедине сказал ему, что наверняка победу одержат сторонники национального совета. Лучше вам согласится с ними или уйти в безопасное место, чтобы оградить себя от их зла.
На что Шейх ответил: «Я тоже думаю, что победа будет за сторонниками национального совета. Я с начало был сторонником парламента, но потом понял что, это песня чужая песня и никакого отношения к нам не имеет.  Моя религиозная идеология немедленно остановила меня, я выбрал бездействие и сидел дома. По поводу бегства, сколько не думал, но это не мой путь. Что касается обращения в посольства франков (европейцев), я считаю это недостойным для исламского ученого, чтобы в истории куфра и Ислама написали, один из исламских ученых после 70 летнего служения Исламу, боясь за свою жизнь обратился за покровительством в посольство франков (европейцев). Для меня смерть лучше этого».
Шейх Фадлулла категорически был против сторонников запада, и законов принимаемых ими, и не за что не согласен был принять их. Увидев,  что революция выбрала неверный путь, путь Запада, путь противоречащий законам Ислама, он разошелся с революционерами и поднял флаг на котором было написано: законы Ислама! Исламский совет, а не национальный! Шейх всегда говорил, что «машруте» вышло из плова британского посольства.
Бегство он также отрицал с той логикой, что если я убегу, то Ислам будет унижен. А прибежище в иностранных посольствах он считал хуже смерти.
Шейху поступали предложения прибегнуть к защите посольств России и Великобритании, которые в то время были могущественными державами. Шейх, в своем доме так ответил на их предложения: «Господин Саад ад-Довла заявляет, что определенные силы намерены арестовать и казнить меня. Он предложил мне найти убежище или в посольстве России или Великобритании». Шейх  смеется и говорит: «Я не нахожусь в неведении относительно собственной смерти. Я не боюсь смерти, и прибегнут к покровительству кого либо, кроме Аллаха я не могу».
Посол России также узнав о том, что Шейха собираются казнить пишет ему письмо в котором говорит, что он в любое время может рассчитывать на помощь посольства России, также предлагает ему приставить охранников. Шейх не принимает предложенную помощь.
Один из близких Шейха говорит: «Я поговорил с посольством одной из нейтральных стран, а именно Голландии. Если вы согласны они поднимут над вашим домом флаг своей страны».
В то время если над чьим либо домом висел флаг иностранного государства, то дом и его жители находились под покровительством этой страны.
Шейх услыша это предложение смеется и говорит: «Как это возможно, чтобы Хозяин Шариата разрешил мне, проповедующему Его законы находится под покровительством чего либо за пределами Шариата?! Разве вы не читали Коран, где говорится: И никогда Аллах не дарует неверным победу над верующими (сура Женщины (4), аят 141). Или аят: О вы, которые уверовали! Не дружите с иудеями и христианами (сура Трапеза (5), аят 51). Вы забыли об этих аятах? Я согласен сотни раз оживать, и каждый раз мусульмане и иранцы разрубив меня на куски сжигали дотла, но не согласен принять покровительство чужих и нарушить священные законы Шариата». «Мактубат», Мухаммад Торкаман, стр. 362.
Еще кто-то предложил Шейху прибегнуть к покровительству Османской империи. Шейх ответил присутствующим в его доме, так: «Я получил письмо от посольства Османской империи. Говорят хотим повесить над вашим домом свой флаг, чтобы никто не смог причинить вам зла. Но я не принял их предложения».
Один из присутствующих говорит: «Господин! Но они же мусульмане, почему не приняли их предложение?».
Шейх отвечает: «Допустим меня не убьют и я останусь жив, и съем еще немного хлеба, что потом? Если умирать, так достойно!». «Шейх Фадлулла Нури и парламентская революция», Махди Ансари, стр. 232-235.
Шейх изначально не принял бегство, ему предлагали бежать в другие мусульманские города. Но бегство он считал унижением для Ислама. Поэтому и на этот раз он предпочитает достойную смерть, жизни в угнетении и бессмысленном бегстве. Целью своей жизни Шейх видел в служении Исламу и мусульманам, в защите законов Шариата. Но убежав, он убегал от собственной цели. А это было для него унижением и угнетением.
Сторонники Запада и национального совета («машруте») совершили нападение на дом Шейха. Шейха отвели в мэрию, а 13 раджаба состоялся судебный процесс. Один из служащих мэрии, назначенный охранять Шейха рассказывает:
Коллегия судей состояла из шести человек. Они все время совершали нападки на господина (Шейх Фадлулла). И спрашивали господина о том, как и почему он восстал против национального совета. Потом господин попросил разрешения прочитать намаз, и они разрешили господину прочитать намаз. Господин постелил свой плащ (‘аба) и на ней прочитал полуденный намаз, но послеполуденный прочитать ему не разрешили. После намаз они опять стали спрашивать господина о его сопротивлении «машруте». Во время судебного процесса в зал суда вошел мэр города, Йепрам Хан. Он вошел и сел прямо за спиной господина. Но господин не заметил, как он вошел. Через несколько секунд произошло то, что изменило обстановку в зале. Я увидел в господине храбрость и величие, которое не видел за всю свою жизнь. Господин, обращаясь в судьям спросил: кто из вас Йепрам?
Все от уважения к мэру встали на ноги, и один из них с проявлением уважения указал на Йепрама и сказал: это он Йепрам!
Господин сидя на стуле и положив обе руки на свою трость, повернулся к Йепраму и с гневом спросил: это ты Йепрам?
Йепрам ответил: да! И незамедлительно спросил: а Шейх Фадлулла это ты?
Господин ответил: да, это я!
Йепрам спросил: это ты запретил «машруте»?
Господин ответил: да! Это я запретил, и «машруте» всегда будет запретным (харам). Те, кто основали «машруте» являются неверными, обманувшими народ.
Сказав эти слова, господин отвернулся от Йепрама. В то время, когда господин  величественно произносил эти слова, даже двери и стены застыли, все в зале замерли и слушали стоя на ногах. Всех охватил ужас. Я дрожал от страха и думал что за опасный поступок совершил господин.
Тема судебного процесса ограничилась вопросами относительно несогласия господина с национальным советом («машруте»).
Когда господина вели в сторону площади, на которой с вечера была подготовлена виселица, он посмотрел на собравшихся людей, потом посмотрел на Небо и сказал: «Я же во всем полагаюсь на Аллаха, ибо Аллах видит [деяния] рабов» (сура Верующий (40), аят 44).
Площадь был полон людьми. Охранники расталкивали людей, что бы открыть путь для прохода. Вдруг господин повернулся и позвал своего верного слугу Али, который был среди людей.  Он незамедлительно прибежал к господину. Все заострили уши, всем было любопытно что он сделает в последние минуты своей жизни. Господин достал из кармана печати (у каждого муджтахида есть своя печать) и дал их Али и сказал: «возьми эти печати и уничтожь их». Он даже в эти чувствительные минуты был дальновидным и остроумным. Чтобы после его смерти его противники не смогли воспользоваться его печатью для подделки документов, он дал указание уничтожить их. После этого господина подняли на стул и оттуда он произнес свою последнюю речь. Его речи были повторением и подтверждением прежних его слов. Он обращаясь к людям сказал: О Аллах! Будь свидетелем, что я ради этого народа поклялся твоим Кораном. О Аллах! Будь свидетелем, что я снова говорю этому народу, что основатели этого совета являются неверными и обманывают народ. Этот совет противоречит Исламу. Пусть суд между мной и вами останется до встречи с пророком (с).
Он несмотря на старческую слабость и болезнь, произносил свои речи с храбростью и величием. И только любовь к священной цели может придать такую силу человеку для сопротивления перед мученичеством. Он с таким величием произносил свою речь на виселице, на мгновение показалось, что виселица дрожит от его величия. (Шахин, Шамсуддин Тондоркйа, стр. 299-234. Приведено с сокращениями.)
До Несколько того, как накинуть веревку на шею Шейха один из сторонников «машруте» принес для него письмо и сказал: подпишитесь, что вы поддерживаете «машруте» и спасите свою жизнь.
Шейх Фадлулла сказал: Я вчера во сне видел пророка (с) и он мне сказал завтра ты мой гость. Я никогда не подпишу это! («Трагедия века», Джавад Бахмани, стр. 163.)
Спустя мгновение на его шею накинули веревку, убрали стул из под ног и потянули веревку наверх.
Один из студентов Шейха Фадлуллы рассказывает, что я никак не мог понять как люди допустили убийство Имама Хусейна (а.с.). Ведь он был лидеров мусульман, имамом, внуком пророка. И однажды сидя в своей комнате я услышал шум толпы. Вышел на улицу и спросил у людей, что произошло? Почему так много людей на улице? Мне сказали, что был повешен Шейх Фадлулла Нури и люди возвращаются с казни. Я не мог поверить своим ушам. После этого случая я понял как произошло убийство Имама Хусейна (мир ему!).
Шейх Фадлулла был великим ученым и муджтехидом. Его авторитет среди населения и среди ученых был не оспорим. Но невежество и недостаточная бдительность людей привели к таким последствиям. Люди были введены в заблуждение западной пропагандой.
А на тегеранских улицах было темно и тихо. Из мечети доносились звуки Азана, призывающие на утреннюю молитву. Люди по привычке ждали, когда откроются двери дома Шейха Фадлуллы и он выйдет из своего дома и направится на молитву.
Ас саламу аллейка аййухал абдус салих!

Мирзаханов Курбан

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *